Ольгерд Борисович
Степанов
(8.02.1927 – 17.04.1999)

Музыковед Ольгерд Борисович Степанов родился в Томске. Его родители были врачами-терапевтами. "Гнесинец" с первых шагов музыкального образования, в 1936 году, когда семья переехала в Москву, он поступил в Музыкальную школу имени Гнесиных (класс фортепиано Н. И. Здобновой). В 1941 году родители, как врачи, были демобилизованы на фронт, а Ольгерд с семьей дяди был эвакуирован сначала в Свердловск, а затем в Алма-Ату и Семипалатинск. В 1943 году вернулся в Москву, в 1944 - окончил среднюю школу.

Степанов проверил свою преданность музыке, поступив в Московский геолого-разведочный институт (1944). Однако, любовь к музыке оказалась непреоборимой. В 1945 году, после окончания музыкальной школы, он поступил в Музыкальное училище имени Гнесиных в класс Елены Фабиановны Гнесиной (1945-1948), в связи с этим в 1946 году ушёл из Геолого-разведочного института. Затем продолжил учебу в ГМПИ имени Гнесиных. В конечном итоге, окончив фортепианный факультет по классу Ел. Ф. Гнесиной в 1953 году, поработав в качестве концертмейстера в оперном классе института (1953-1960), Степанов склонился к музыковедению как к своей будущей профессии.

В 1956 году он поступил сразу на второй курс историко-теоретико-композиторского факультета (заочное отделение) Института Гнесиных (1956-1960). Дипломная работа Степанова об опере Прокофьева "Дуэнья", выполненная под руководством профессора М. С. Пекелиса, была удостоена золотой медали на Всесоюзном конкурсе студенческих исследований, что открыло перед ним двери аспирантуры (1962-1965). Степанов остался верен изучению театра Прокофьева, сосредоточив внимание на ранней опере композитора "Любовь к трём апельсинам".

О. Б. Степанов был музыковедом широкого профиля. После окончания аспирантуры он сразу становится педагогом ГМПИ имени Гнесиных и остается им до ухода на пенсию в должности доцента в 1996 году. Он имел нагрузку одновременно на двух кафедрах: истории музыки и полифонии и анализа. Но с годами нагрузка на кафедре истории множилась в заданиях: надо было самостоятельно разработать и вести курс оперной драматургии, начал пополняться индивидуальный класс, требующий работы над разными темами. Кафедру анализа вскоре пришлось оставить.

Нелишне напомнить, что к педагогической работе Степанов был подготовлен. В перерыве между окончанием института и поступлением в аспирантуру он вёл курс музыкальной литературы в Училище имени Ипполитова-Иванова и ГМПИ имени Гнесиных. По  отзывам слушателей, вёл его проникновенно, раскрывая содержательную основу произведений, их художественно-стилистические особенности, преподносил материал артистично, вовлекая слушателей в сопереживание музыкального произведения. Можно сказать, что Степанов "проложил тропу" от Училища имени Ипполитова-Иванова в Институт Гнесиных: учащиеся шли в Гнесинский институт, рассчитывая продолжить контакт с ним.  Из воспоминаний его слушательницы, ныне солидного музыковеда: "Вся русская музыка звучит в нас интонациями и словом Ольгерда Борисовича". Своими советами – что слушать, смотреть, читать – педагог как бы выводил учеников, а далее – студентов, за пределы своего "предмета", способствуя широте их знаний и взглядов.

Назовём имена некоторых его воспитанников: С. Румянцев, автор уже не одной книги об исторически значимых явлениях нашей музыкальной современности; Т. Масловская, признанный исследователь творчества Свиридова; А. Баева, посвятившая себя изучению отечественной оперной драматургии ХХ века; Н. Казарян, эталонная работа которой о Джезуальдо, отмеченная золотой медалью – среди немногих трудов, посвященных итальянскому Ренессансу.

Много доброго можно сказать о Степанове как о члене кафедры истории музыки, где он трудился более тридцати лет (с небольшими перерывами). К его мнению всегда было интересно прислушаться. Читал он пристально, судил справедливо, высказывался прямо. Особенно умиляло отношение педагога к слабым студентам: он высказывал всё, что необходимо было сказать для роста студента, но в такой деликатной форме, что студент понимал необходимость критики, одновременно чувствуя поддержку.

Параллельно педагогике Ольгерд Борисович плодотворно работал как критик, сотрудничавший с журналами "Советская музыка", "Музыкальная жизнь", "Театр"; писал статьи в Большую Советскую и Музыкальную энциклопедии. Красной нитью сквозь темы, которыми он занимался, проходит тема "Прокофьев": это статьи о постановках его опер, книга об опере "Любовь к трём апельсинам" (М., 1972), статья о композиторе в Большой Советской энциклопедии, статьи об опере "Огненный ангел" и о музыке к "Евгению Онегину", открывающие клавиры этих произведений. Разнообразные жанры его музыковедческих трудов дополняют очерки в учебниках для училищ по курсу музыкальной литературы: о Пуччини, Бриттене, Бабаджаняне.

В последний год жизни Степанов выступал с циклом лекций-концертов (при участии хоровой капеллы под управлением Г. А. Дмитряка) "Пушкин и музыка" в Оружейной палате Московского кремля, который вызвал превосходные отклики у слушателей.

В жизни О. Б. Степанова было много интересных увлечений. Так, его неодолимо влекла "муза дальних странствий", всегда – в обществе верной спутницы жизни Инны Яковлевны (пианистка, преподаватель Музыкального училища имени М. М. Ипполитова-Иванова, однокурсница Степаноа). Было ясно, что для них это отдых потому, что он полон впечатлений от знакомства с жизнью, нравами, искусством, культурой стран, народов. Очевидно, та же Муза увлекла супругов Степановых на остров Кубу, где они работали несколько лет  как педагоги (1982-1984, 1987), немало способствуя развитию местной музыкальной культуры. Привлекала в Степанове его всеобъемлющая любовь к природе: от неба – до земли. Живо интересуясь астрономией, разглядывая красоту звёздной системы, он с такой нежностью говорил о лесных и полевых цветах! Было нечто у Степанова от романтического ощущения жизни: в тяготении к далёкому, непознанному, красивому. Это сказалось в его увлечении бабочками и в "охоте за бабочками", влекущей к ещё неведомой природе. Занимался энтомологией он со знанием и заинтересованностью учёного. Жизнь не по дорогам, ведущим к высотам благоденствия, а по тропинкам, влекущим к неизведанному, непознанному – таков духовный мир О. Б. Степанова.

(опубликовано в книге: Гнесинский Дом. История учебных заведений)

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019