Мой первый урок у Елены Фабиановны Гнесиной

Автор воспоминаний - Августа Викторовна Малинковская, ученица Ел. Ф. Гнесиной в 1956-1964 гг., доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики и методики РАМ имени Гнесиных, заведующая кафедрой в 2010-2015 гг.

14 сентября 1956 года.

Мой первый урок назначен на 13.30. Чтобы собраться с духом, я несколько минут стою на лестничной площадке у двери с табличкой "Художественный руководитель института, заслуженный деятель искусств, профессор Елена Фабиановна Гнесина". Наконец, звоню и попадаю в прихожую. За дверями кабинета слышатся звуки рояля — Елена Фабиановна занимается с кем-то из студентов. В перерывах между музыкой раздается ее голос. Дождавшись очередной паузы, нерешительно стучу и, услышав "войдите!", робко открываю дверь.

— А, это ты? Зачем стучишь? — говорит Елена Фабиановна. — Здесь не спальня, а класс. Входи всегда смело. Садись, подожди немного.

Урок с третьекурсницей М. продолжается. Елена Фабиановна сидит в кресле за небольшим столиком, в руках у нее ноты. Она держится прямо и даже подчеркнуто строго. Подпевает, часто останавливает М., делает замечания звучным, слегка вибрирующим голосом; говорит она энергично, очень внушительно:

— Не надо нажимать левую педаль, когда хочешь играть пиано! Учись делать пиано пальцами! (М. играет Музыкальный момент ре-бемоль мажор Рахманинова). Лучше слушай басы, они должны долго оставаться на педали. Обрати внимание, как сменяется гармония на протяжении одного этого баса, следи, следи за педалью.

Елена Фабиановна заставляет М. много раз повторять одно и то же место, добиваясь нужного звучания. Все вроде бы звучит именно так, как хочет Елена Фабиановна. "Чем же она недовольна? — думаю я, — получается ведь у М. Трудно же мне придется". Наконец, М. отпускают. Теперь моя очередь. Мысленно все время почему-то твержу начало только что выученной фуги Баха, заданной мне на первый урок, цепляюсь за ее начальные такты, как за соломинку. Елена Фабиановна поворачивается ко мне и, несомненно, замечает мое волнение:

— Ну, выучила наизусть или сразу засыплешься? — спрашивает она. (Отвечаю что-то, видимо, довольно невразумительно.)

— Говори яснее, громче, что ты там шепчешь себе под нос!

Глаза у Елены Фабиановны строгие, но в прищуре их как будто прячутся (или мне это только кажется?) веселые и насмешливые искорки. Да, так и есть: через мгновение все лицо ее вдруг освещает улыбка, неожиданно такая приветливая и добрая, что понемногу тает мой страх, и легче становится на душе.

— А, впрочем, садись-ка за рояль, сейчас все увидим и услышим.

Дав в руки Елене Фабиановне ноты, устраиваюсь за роялем. Начинается мой первый урок в институте у Елены Фабиановны Гнесиной.

Из книги: Елена Фабиановна Гнесина. Воспоминания современников. М.: Практика, 2003. С. 290-291.

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2020