15 февраля 1996

I Гнесинские чтения 

Открытие выставки «Гнесины и их окружение» в ГЦММК им. Глинки.

Торжественный концерт – награждение лучших учеников 1995 г. (дом Шуваловой).

 

 

Владимир Владимирович Соловьёв. "Пушкин. Гончаровы. Гнесины. Встречи в Полотняном заводе"

(отредактированная и сокаращенная магнитофонная запись выступления В.В. Соловьева. Текст расшифрован Н.С. Сванидзе)

(Гнесинский исторический сборник. К 60-летию РАМ им. Гнесиных. Записки Мемориального музея-квартиры Ел. Ф. Гнесиной. М., 2004. С. 9-16.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жизнь Елены Фабиановны Гнесиной была необычайно многогранна. Даже, находясь в ее кабинете-музее, мы уже имеем некоторое представление о том, как богат и разнообразен был мир этой замечательной женщины. Вдруг выясняется, например, что Елена Фабиановна в какой-то мере оказалась причастной к истории Полотняного завода, что в Калужской губернии.

Попробую немного рассказать об этом.

 

Как получилось, что Елене Фабиановне и ее сестре Ольге Фабиановне(1) в 1901 году пришлось побывать на Полотняном заводе, и затем они каждое лето, вплоть до 1907 года, ездили туда? Что связывало их с этим местом? Для разъяснения я должен сделать некоторый экскурс в предысторию первого визита Елены Фабиановны на Полотняный завод.

 

Говоря о Полотняном заводе, мы словно окунаемся в историю создания по указу Петра Великого "Полотняной и бумажной фабрики". Может кто-то помнит эту фразу из "Истории Петра Великого" – А. С. Пушкин сделал такой набросок за 1718 год: "В 1717 из Амстердама подрядил Петр, между прочим, полотняного мастера и послал его к калужскому купцу Гончарову, заведшему по его воле "Полотняную и бумажную фабрику"? И тут же Пушкин делает очень важное примечание: "Петр писал Гончарову" (2).

 

В 1778 году на Полотняном заводе побывала Екатерина Великая. Переночевав в Калуге, она три дня гостила у Афанасия Абрамовича Гончарова.

 

В 1812 году там размещался штаб князя Михаила Кутузова.

 

Бывал в Полотняном и Пушкин. Считается, что он посетил это место дважды. Первый раз весной 1830 года – он прибыл двадцать пятого мая, а уехал только двадцать восьмого, стало быть, и свой тридцать первый день рождения поэт справил в имении Гончаровых. По признанию самого Пушкина, в те годы он был "огончарован" (3) Наталией Николаевной. Второй раз Пушкин приезжал туда в августе 1834 года на именины Наталии Николаевны и ее матери. Поездке предшествовала удивительная переписка поэта с женой (4).

 

Итак, мы знаем о двух поездках Пушкина в Полотняный завод. Однако сам он, описывая поездку в Арзрум, упомянул, что "остановился в Калуге", а значит, по предположению исследователей, он должен был побывать в Полотняном и в третий раз. Но факт этот спорный.

 

Это место освящено уже одной только связью с именем Пушкина. Многое напоминает здесь о нем... Долгое время (до 1918 года, когда имение было разрушено) стены Красного дома, в котором останавливался поэт, и расположенной в парке беседки хранили строки, написанные рукой поэта.

 

В 1894 году в Полотняный завод приехал внук Дмитрия Николаевича Гончарова (5) – Митя Гончаров, студент Московского университета (6). Дмитрий Дмитриевич Гончаров был весьма одарен музыкально. У него был чудесный тенор, и он, несомненно, принимал участие во всех концертах в пользу Калужского землячества. Приехав в Полотняный завод, молодой Гончаров познакомился там с прелестной Олечкой – Ольгой Леонардовной Книппер, которая приехала к отцу, Леонарду Книпперу, бывшему тогда управляющим гончаровской фабрикой. Юная Олечка очаровала Дмитрия Дмитриевича. Их роман развивался не без пользы для Полотняного завода. Так, например, Ольга Леонардовна подала Дмитрию Дмитриевичу идею выкупить из аренды трактир – тот графский дом, в котором когда-то бывал Пушкин, – и оборудовать в нем театр, что и было вскоре сделано.

 

Мать Дмитрия Дмитриевича Ольга Карловна Гончарова (7) обратилась к губернатору Голицыну с просьбой дать разрешение именовать этот театр Пушкинским в память о пребывании поэта в этом доме. Уже позже, через год, к театру была сделана пристройка, в которой разместилась библиотека. И театр стал центром притяжения интеллигенции, и не только калужской, среди которой было немало политических ссыльных, но и многих театралов Москвы. В своих воспоминаниях (написанных в 1919 году) А. В. Луначарский называл Полотняный завод начала нашего века "маленькими Афинами". В театре ставились чудесные спектакли.

 

Действительно, Полотняный завод чрезвычайно отличался от всех имений, расположенных неподалеку. Что же помогло Дмитрию Дмитриевичу и его матери, Ольге Карловне, создать вот такой оазис на Калужской земле?

В 1888 году из Парижа, после 28-летнего пребывания там, в Полотняный завод вернулась тетка Дмитрия Дмитриевича – Екатерина Дмитриевна Гончарова, которая во Франции некоторое время состояла в гражданском браке с известным поэтом Прованса Фредериком Мистралем, о чем также писал Луначарский. Екатерина Дмитриевна – не только первая русская женщина, получившая звание магистра медицины в Сорбонне, но еще и активная революционерка, лично знавшая Маркса и Энгельса. Она была участником сражений на баррикадах Парижской коммуны. Интересна она еще и внешним сходством с Петром Великим. Едва появившись в 1888 году в Москве, Гончарова сразу стала объектом внимания художников и писателей. (Кстати, это еще один аргумент в пользу гипотезы, высказанной  Мариной Цветаевой в очерке о своей современнице – художнице Наталии Гончаровой: "В одном позднейшем женском лице проявился лик Петра". (8)) Я, как исследователь, смог собрать доказательства того, что Афанасий Абрамович (9) был внебрачным сыном Петра Великого. Это совсем другая тема, но здесь я упомянул об этом лишь из-за того, что Екатерина Дмитриевна Гончарова была очень влиятельной фигурой на Полотняном заводе. Она внесла совершенно новую атмосферу в жизнь усадьбы и, конечно, увлекла своими идеями племянника. Вот почему Пушкинский театр в Полотняном заводе сразу же стал заметным явлением в Калужской губернии. (Надо сказать, что театр поставил почти все пьесы Островского.)

 

И вдруг – пауза. В 1899 году произошла некая драма. Роман, который развивался между Дмитрием Дмитриевичем и Олей Книппер, никак не устраивал Ольгу Карловну Гончарову. Срочно был собран семейный совет, после чего Книпперы уехали из Полотняного завода. Впоследствии во всех письмах, которые пишут Гончаровы своим друзьям и родственникам – Pay, Шлиппе, Голяшкиным,– Ольга Книппер скрывается под инициалами "О.Л.К.". Через некоторое время на горизонте появляется ослепительно красивая Вера Константиновна фон Берг, подруга двоюродной сестры Дмитрия Дмитриевича по матери, Наталии Александровны Голяшкиной (10).

Очевидно, в этот момент и происходит сближение Елены Фабиановны с семьей Гончаровых, потому что с их родственником Владимиром Карловичем фон Шлиппе Гнесины были уже знакомы ранее – мы знаем, что первое здание, которое получила Гнесинская школа, был дом, принадлежавший Владимиру Карловичу (11).

Вера Константиновна покорила Дмитрия Дмитриевича. Это были яркие события на Полотняном заводе. Сохранилось много фотографий, и замечательно то, что Вера фон Берг оказалась в центре всей деятельности Дмитрия Дмитриевича. Она обладала прекрасным колоратурным сопрано; была незаурядной драматической артисткой. Сочетание этих качеств сразу сделало ее героиней спектаклей Пушкинского театра на Полотняном заводе. И сегодня мы, читая афиши этого театра, видим, как много пела Вера Константиновна, как много ролей исполнял сам Дмитрий Дмитриевич Гончаров, видим также, что, наряду с господами, на подмостках театра играли и выходцы из крестьянского сословия, из самих работников завода, как например, Глобалины, Сериковы. Д. Д. Гончаров в 1899 году опубликовал статью, в которой изложил свою режиссерскую систему, лет на десять опередив Станиславского. (Добавлю, что актриса этого театра Митюжникова потом ушла в няньки в семью Станиславского.)

 

В такую  обстановку попала Елена Фабиановна, когда летом 1901 года приехала в Полотняный завод. Что непосредственно предшествовало этому? Очевидно (мы сейчас не знаем дат), в Москве был дан концерт в пользу Калужского землячества. Об этом я знаю от Гончаровых, об этом вспоминала и Елена Фабиановна (12). Вот тогда, видимо, Елене и Елизавете Гнесиным Дмитрий Дмитриевич и предложил приехать в Полотняный завод.

Ехать туда нужно было по железной дороге до Калуги, а там – с пересадкой до станции Полотняный завод. Эта станция существует и поныне. Так или иначе, Елена Фабиановна вспоминает о том, как Д. Д. Гончаров ее встретил и провел в большой, в 50 комнат дом Гончаровых. Гостей принимали восторженно, каждому отводилось по комнате. Притом был строгий распорядок: как правило, завтракали в 11, потом садились на подводы и уезжали купаться на пруд. Назад успевали к обеду, и всем хватало места за круглым столом. Экономика Полотняного завода была весьма благополучной. Гончаровы имели солидный доход от бумажной фабрики, поскольку они были поставщиками двора Его Императорского Величества. Надо сказать, что Гончаровым принадлежало довольно большое число имений. Рабочие фабрики впервые в России получили восьмичасовой рабочий день, поэтому успевали вести и собственный промысел. Здесь же, в Полотняном заводе, разводили на всю Россию певчих птиц – канареек. Поистине – рай на земле! И какой же московский артист откажется от приглашения побывать в Полотняном заводе? Туда ездили актеры театра Корша и оперы Зимина, многие проводили там летние месяцы, с удовольствием погружаясь в эту удивительную атмосферу.

Конечно, в воспоминаниях Елены Фабиановны, опубликованных в журнале "Советская музыка" в 1967 году, не все детали описаны, но мне посчастливилось беседовать с Ольгой Сергеевной Гончаровой (13), которая многое помнит из живых рассказов Елены Фабиановны.

В своих воспоминаниях, посвященных прежде всего Луначарскому, Елена Фабиановна пишет, что Луначарский буквально покорил ее не только тем, что читал наизусть Пушкина, Лермонтова (часто во время катаний на лодках), но и вообще своей огромной эрудицией. Правда, она не упоминает о своих чувствах к Анатолию Васильевичу, а вот Ольге Сергеевне поведала об этом. Едва лишь она увидела Луначарского (мы знаем, что он появился на Полотняном заводе в начале июля 1901 года – Елена Фабиановна приехала несколько позже), как он целиком завладел ее сердцем. Луначарскому было тогда 26 лет. Он был обаятельным человеком. В 1979 году, буквально за три дня до смерти Софьи Михайловны Тарпищенковой – старшей горничной в семье Гончаровых, я беседовал с ней – и она также вспоминала о Луначарском. Сам Луначарский был тогда увлечен женой хозяина – Верой Константиновной Гончаровой. Конечно, серьезного повода она ему не давала, но вы же знаете, что в артистических кругах принято иметь поклонников. Елена Фабиановна рассказывала Ольге Сергеевне: "Доходим до китайской гостиной, там стоит рояль, и Вера Константиновна говорит: "Леночка, сыграйте Шопена." – Елена Фабиановна подходит к роялю, играет и краем глаза видит, как они целуются. Это такая живая сценка, как ее пересказала Ольга Сергеевна Гончарова, но я, конечно, не ручаюсь, что все было именно так.

Здесь, в музее висит фотография Луначарского, подаренная Ел. Ф. Гнесиной на память о долголетней дружбе (14). Елена Фабиановна рассказывала, как Луначарский, когда надписывал фотографию, чуть было не добавил "и любви", но, вопросительно посмотрев на нее, понял, что лучше это не писать. А дело было так: в 1918 году Елена Фабиановна решилась пойти в Кремль и попросить помощи у Луначарского. Она вошла в большой зал Потешного дворца, у окна стояла буржуйка, было очень холодно, нарком, сидя за столом, грел руки. Увидев ее, он быстро вскочил из-за стола, пал на колено и поцеловал ей руки, сказав: "Леночка, простите". За что уж – не понятно. И было уже ясно, что без дров училище Гнесиных не останется. Таковы живые рассказы, оставшиеся в воспоминаниях.  

Пребывание Ел. Ф. Гнесиной на Полотняном заводе было овеяно светом и теплом. Елена Фабиановна питала какую-то особую любовь к Гончаровым, а Ольгу Сергеевну, по признанию последней, она называла своей внучкой или дочкой. В подтверждение сказанного приведу два эпизода: Глеб Дмитриевич Гончаров, сын Дмитрия Дмитриевича, в 1980 году, незадолго до смерти, писал в одном письме: "Я поступил в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, но за непролетарское происхождение меня тут же оттуда вычистили. Я со слезами пришел к Елене Фабиановне. Она молча взяла меня за руку и повела в Кремль к Луначарскому. Меня восстановили". В этом вся Елена Фабиановна – решительная, твердая. В 1949 году умерла Ольга Дмитриевна (15) (которая так много дарила Елене Фабиановне своих произведений), остались две ее дочери, беззащитные перед целым светом. Елена Фабиановна взяла их к себе в дом, и в этом также сказалась признательность Гнесиной семейству Гончаровых. В кабинете Елены Фабиановны висят картины с изображением интерьеров дома Полотняного завода, светлые воспоминания о котором сохранились у нее на всю жизнь.

 

 

(1) Возможно, что  здесь имеется в виду и Елизавета Фабиановна Гнесина, что следует из дальнейшего изложения. (Прим. сост.) 

(2) Цит. по изд.: А. С. Пушкин. ПСС. Т.9, с.410. – Изд. АН СССР, М.-Л., 1949.

 

(3) Имеются в виду строки стихотворения Пушкина:

"Я влюблен, я очарован,

  Словом, я огончарован".

(4) А. С. П у ш к и н. Письма к жене. – Л.: "Наука", 1987.

 

(5) Гончаров Дмитрий Николаевич – старший брат Н. Н. Пушкиной (Гончаровой).

 

(6) Г о н ч а р о в  Дмитрий Дмитриевич (1873-1908) – последний владелец имения Полотняный завод. Именно при нем было достигнуто экономическое процветания производства на фабрике (во многом благодаря нововведениям Д. Д. Гончарова). Приверженность Гончарова социал-демократическим взглядам, вероятно, послужила причиной его сближения с Луначарским, который скрывался в Полотняном заводе от полицейских репрессий. Это же, возможно, было и одной из причин введения для рабочих восьмичастового рабочего дня. Д. Д. Гончаров пел главные теноровые партии во многих операх (некоторые фотографии устраиваемых им спектаклей хранятся в архиве Ел. Ф. Гнесиной). Его жизнь оборвалась трагически – спасая людей во время прорыва плотины на своей фабрике, он заболел воспалением легких и умер.

 

(7) Гончарова Ольга Карловна, ур. фон Шлиппе (ок.1841-1900) – мать Д. Д. Гончарова.

 

(8) Цит. по: Цветаева М. Наталия Гончарова // Собр. Соч. в 7-ми т. – М.,1994. Т.4, с.92.

 

(9) Гончаров Афанасий Абрамович – основатель Полотняной фабрики, прапрадед Н. Н. Пушкиной. См. также: К о г а н   Г. Полотняный завод. – М., 1951.

 

(10) Фон Б е р г  (по первому мужу Г о н ч а р о в а, по второму мужу Новицкая) Вера Константиновна (1875-1936) выступала во многих концертах как певица, в том числе и в устраиваемых с участием Гнесиных и их учебных заведений. В ее репертуаре были многих главные партии в операх.    

Голяшкина Наталия Александровна, в замужестве Рау – дочь Екатерины Карловны Голяшкиной (ур. фон Шлиппе), сестры Ольги Карловны Гончаровой.

 

(11) В деревянном домике в Гагаринском переулке на углу Староконюшенного в 1895 году открылось "Музыкальное училище Е.  и М. Гнесиных", там же поселилась и семья Гнесиных (до 1900). Дом (сгоревший в 1980), как и два соседних доходных дома, существующих поныне, принадлежал В. К. фон Шлиппе (брату О. К. Гончаровой) – видному политическому и экономическому деятелю, члену Сената, губернатору Екатеринославскому и Тульскому. По некоторым устным рассказам, В. К. фон Шлиппе предоставил домик Гнесиным бесплатно, по другим сведениям, дом был нанят для них В. О. Гаркави. Во всяком случае, между семьями Гнесиных и Шлиппе всегда сохранялись дружеские отношения.

 

(12) См.: Гнесина Е. Ф. Воспоминания об Анатолии Васильевиче Луначарском // Сов. музыка, 1967, №3, с.70-72. Сохранилось немало программ подобных благотворительных концертов, в которых участвовали Гнесины, их воспитанники и чета Д. Д. и В. К. Гончаровых. Один из таких концертов, данный 25 ноября 1907 года в пользу приюта для глухонемых детей с участием Елены и Елизаветы Гнесиных, Дмитрия и Веры Гончаровых и Ольги Книппер-Чеховой, был воспроизведен – с полным исполнением программы – ровно через 90 лет, 25 ноября 1997 года в РАМ им. Гнесиных по инициативе В. В. Соловьева.

 

(13) Гончарова Ольга Сергеевна – актриса, внучка Д. Д. Гончарова (дочь его дочери Ольги Дмитриевны). В январе 1996 года посетила музей-квартиру Ел. Ф. Гнесиной.

 

(14) Фотография находится в экспозиции музея, подарена А. В. Луначарским после 1930 года с дарственной надписью: "Елене Фабиановне Гнесиной в знак нашей долголетней дружбы" (инв.№ ИЗО-87). Автобиографические события, происходившие тогда в Полотняном заводе, отражены в сюжете первой пьесы Луначарского "Искушение" (1901, изд. в 1922).

 

(15) Гончарова Ольга Дмитриевна (1899-1949) – дочь Д. Д. и В. К. Гончаровых, художница. В кабинете Ел. Ф. Гнесиной висят две ее акварели, изображающие интерьеры усадьбы Полотняный завод и являющиеся их единственным сохранившимся цветным изображением (экспозиция музея, инв.№№ ИЗО - 38, 39).

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019