Памяти самого светлого человека в моей жизни

 

Но не долог срок

На земле певцу…

Все бессмертные –

В небесах.

М. И. Глинка, «Руслан и Людмила»

 

13 апреля 2019 года в Российской академии музыки им. Гнесиных состоялся концерт памяти Людмилы Васильевны Артемьевой (1938-2019), который собрал вместе ее родственников, друзей, коллег и студентов. Её знали как талантливого музыканта, выдающегося педагога и доброго друга. Настоящее эссе – дань уважения и знак памяти потрясающему человеку, с которым, пусть и ненадолго, пересеклись наши пути.

Для начала стоит сказать пару слов о творческом пути Людмилы Васильевны. Музыкальное образование она получила сначала в г. Фрунзе (ныне – Бишкек), окончив музыкальную школу и училище по классу фортепиано, затем в Ленинградской консерватории, из которой она с успехом выпустилась в 1964 году (класс Г.М. Бузе, ассистента Л.В. Николаева). После этого она несколько лет работала по распределению в Дальневосточном педагогическом институте искусств во Владивостоке, выступала в филармонических концертах, играла с различными оркестрами, в том числе на телевидении.  В 1970 году блестяще окончила аспирантуру ГМПИ им. Гнесиных (класс проф. В.Я. Жубинской) – с этого времени начинается ее активная педагогическая деятельность, с которой и будет связана вся ее дальнейшая карьера.

На кафедре фортепиано РАМ им. Гнесиных Людмила Васильевна проработала целых пятьдесят лет – с 1969 года, показав удивительную преданность своему делу. Она поименно помнила всех своих многочисленных учеников, знала, где живет и работает каждый из них после окончания ВУЗа. Людмила Васильевна преподавала до самых последних дней своей жизни, и даже во время болезни приезжала в Академию по выходным, чтобы позаниматься с учениками. Мы видели, как ей было тяжело, но она не сдавалась – знала, как нам нужны ее мудрые советы и наставления. Наше последнее занятие состоялось всего за две недели до ее ухода.

В своем методе преподавания Людмила Васильевна большое внимание уделяла аппликатуре, считая, что правильно расставленные пальцы – это уже половина успеха. Не меньше значения она предавала постановке руки. Одно время она даже занималась глубоким исследованием этой темы, писала диссертацию «Зависимость фортепианного звука от прикосновения исполнителя», однако так и не защитила ее. Тем не менее, на одном нашем занятии она как-то сказала мне: «Необъяснимо, но постановка руки и нажатие на клавишу определенным образом влияют на звук». Она имела в виду, что с физической точки зрения ничего, казалось бы, не меняется – какая разница, как нажать на клавишу, если в итоге молоточек всегда будет бить по струне. Но своим прикосновением к клавиатуре исполнитель может управлять звуком – это всегда слышно со стороны. И очень многое в этом процессе зависит именно от постановки руки. Я прочувствовала это на собственном опыте: как только Людмила Васильевна слышала плохой звук в моем исполнении, она подсказывала мне правильное положение рук, и разница была очевидна.

Проработав в общей сложности полвека со студентами самых разных специальностей, Людмила Васильевна многое сделала в области преподавания общего фортепиано. Регулярно выступая на педагогических конференциях, она высказала свои размышления на эту тему в ряде статей: «Об эскизной форме работы со студентами историко-теоретико-композиторского факультета», «Работа над сонатами Моцарта со студентами разных специальностей в классе фортепиано», «Влияние специфики духовых инструментов на проблемы преподавания курса фортепиано студентам-духовикам», «О преподавании курса фортепиано на оркестровом факультете», и других. Она также разработала и опубликовала несколько учебных программ для специальности «Оркестровые духовые и ударные инструменты». Проблемы педагогики волновали ее всегда: даже в последние дни своей жизни Людмила Васильевна обсуждала по телефону предстоящее сокращение часов и смены учебных программ с заведующей кафедрой фортепиано, О.А. Якуповой.

Людмила Васильевна постоянно выступала как пианистка, участвовала практически в каждом концерте педагогов кафедры. Она любила говорить, что научить других чему-то можно только в том случае, если ты проходишь через это сам. Ее часто можно было застать за роялем в свободное от преподавания время. Прежде, чем дать ученику совет по поводу любой технической трудности, Людмила Васильевна всегда проигрывала сложные места сама. Она прекрасно читала с листа и обладала потрясающей музыкальной памятью – могла выучить программу за две недели и представить ее публике. На методических конференциях иллюстрировала свои доклады исполнительским показом. Занимаясь подготовкой студентов к конкурсам, она сама много участвовала в них – не так давно, в 2010 году она стала лауреатом Международного фестиваля-конкурса «Musica Classica» в номинации «Фортепиано-соло» (Россия, г. Руза), а три года спустя – лауреатом Международного конкурса «Music Without Limits» в номинации «Фортепиано-соло» (Литва, г. Друскининкай).

Деятельность Людмилы Васильевны всегда была очень разносторонней: так, она более 40 лет проработала в профкоме РАМ им. Гнесиных. Ее успешная работа была отмечена почетными грамотами ректората, медалью Федерации независимых профсоюзов в России, а в 2013 году она была награждена серебряным Почетным знаком Российского профсоюза работников культуры «За активную работу в профсоюзе».

Людмила Васильевна обладала неизмеримо широким кругозором и  пытливым умом, неиссякаемой любознательностью. Просиживая многие часы в читальном зале, она интересовалась музыкой самых разных эпох и жанров. Нередко на занятиях она с увлечением рассказывала о творчестве недооцененных, малоисследованных композиторов, о которых только что читала – помню ее истории о В.И. Ребикове и З. Фибихе (по музыке последнего она издала учебное пособие). Она не только сама исполняла их произведения, чем вызвала горячий интерес к творчеству этих композиторов со стороны других пианистов, но и советовала своим ученикам включить некоторые сочинения в программу – впрочем, никогда не настаивая на этом.

Людмила Васильевна запомнилась мне как один из самых светлых людей, которых я когда-либо видела. Всегда жизнерадостная и очень энергичная, она излучала тепло и доброту по отношению ко всем, с кем общалась. В ней было столько любви к жизни и энергии, что, казалось, она может в одиночку свернуть горы. До сих пор вспоминаю такую обыденную, случайно брошенную ею фразу: «Представляешь, сегодня как-то не очень себя чувствовала, даже не бежала за уходящим автобусом» – кажется невероятным слышать это от человека, которому исполнилось 80 лет. Наверное, больше всего я благодарна Людмиле Васильевне за то, что она научила меня не бояться – ошибок, которые могут возникнуть в процессе, временных неудач, выхода на сцену. Она показала несокрушимую силу духа и веру в лучшее, чем всегда будет для меня примером для подражания.

Люди уходят, но оставленное ими наследие – заметки, статьи, пособия, даже воспоминания, и особенно любовь к нам, – это то, что будет цениться и бережно храниться в нашей памяти еще долгие и долгие годы.

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019