«Право на ошибку»

Наверное, ещё долго я буду вспоминать историю о себе и о гармонии. Если бы кто-то год назад сказал мне, что я буду с удовольствием на неё ходить (даже без удовольствия, а просто ходить и не пропускать), я бы не то что не поверила, - я бы рассмеялась этому человеку в лицо. Ведь там, где я училась до Гнесинки, гармонию превратили в настолько мучительно абстрактную область музыкознания, что я не видела смысла тратить на неё время, почти на неё не ходила и имела по ней твердую 3. Чудом выправив ситуацию за считанные месяцы до поступления, я справилась со вступительным заданием. И вот, почуяв запах свободы - гармонии больше не будет!!! - я с ужасом узнаю, что... Будет. Передо мной встало суровое лицо учительницы из колледжа. Её рот неизменно искажала гримаса ярости: «снова параллельные квинты!» , «V в III нельзя!!!». Я ожидала того же самого - ежовых рукавиц без права на ошибку, из которых хочется вырваться на край света. Я уже приготовилась к тому, что придётся поступаться своей совестью и успеваемостью (а я не из тех, кто любит ходить по лезвию бритвы и прогуливать), лишь бы не страдать морально на самом ненавистном мне предмете. Страдать от непонимания - кому? Зачем?

Я даже предположить не могла, что то, что произошло - возможно. Но, как очень мудро было замечено в одной глупой мелодраме, "жизнь - это то, что происходит с нами, пока мы строим планы". Один человек изменил моё отношение к гармонии раз и навсегда. Именно о нем я и хочу написать. Это Ирина Сергеевна Захарбекова.

Высокий рост,  копна волнистых русых волос, спадающая на плечи. Громовой командный голос в сочетании с женственностью. Стиль от головы до пят:и одежды, и ведения занятий. Я помню первый наш урок, когда у меня разыгралась настоящая истерика за роялем от тонны негативных воспоминаний о гармонии за плечами. Наверное, я очень раздражала в тот момент всех присутствующих - "учитесь властвовать собою", как завещал нам Пушкин. Я боялась, что после такого меня не будут воспринимать серьёзно. Каково было моё удивление, когда меня выслушали, успокоили и поддержали. Это стало отправной точкой моего, не побоюсь этого слова, успеха. Меня имели полное право выгнать из класса, пусть не физически, но морально, - и тогда история с колледжем, скорее всего, повторилась бы.

Что сильнее всего подкупало на первых порах - это отношение Ирины Сергеевны к нам, студентам. В колледже на нас смотрели свысока, я лично отражалась в стёклах очков учительницы  талантливой лентяйкой. Никто не желал разобраться, что моё нежелание учиться произрастает из непонимания - кому и зачем это все надо? Именно Ирина Сергеевна мне объяснила, зачем. Как я удивилась, когда прочувствовала такую, казалось бы, простую истину - из гармоний и состоит, собственно, музыка! Музыка, которую я люблю слушать и про которую пишу, ведь я буду не просто журналистом, а музыкальным. Именно Ирина Сергеевна открыла для меня мир, где звуки упорядочивались в аккорды, аккорды - в музыку... В классе Захарбековой разговор проходил на равных - мы вместе, не отчужденно, а сообща следовали за мыслью таких, казалось бы, недосягаемых композиторов. 

Мы ошибались, много ошибались, иногда халтурили и не приносили ничего. Но за ошибку или неуспеваемость никто не ругал, лишь иногда по-доброму подтрунивал, а чаще всего мягко поправлял, терпеливо и с юморком объясняя. Ко всем нашим неудачам, которыми была устлана тернистая дорога к пониманию гармонии как науки, Ирина Сергеевна относилась с юмором. И она поражала умением на пальцах объяснять  то, что до неё казалось непостижимым. Какие забавные задания придумывала Ирина Сергееана - чего стоит один конкурс капельмейстеров, где, кстати, всех судили на равных - меня, окончившую колледж как пианистку, и ребят, для которых фортепиано - это не вторая основная специальность.

Во втором семестре Ирина Сергеевна объявила, что все мы будем... Сочинять музыку. Без отговорок! У меня в глазах застыли слезы - до поступления в колледж я сочиняла, но потом меня убедили, что до Чайковского мне не достать и вообще звёзд с неба я не хватаю. Поэтому даже не думай этим заниматься, девочка. Это смешно. Не оскорбляй профессию композитора. Как выяснилось на уроках у Ирины Сергеевны, композиция - прежде всего ремесло, основанное на знании формы и гармонии. И то ли избыток музыкального материала, в котором мы купались каждый урок и которым восхищались вместе с Ириной Сергеевной ( «Посмотрите, как красиво! Вот что хитрый Мусоргский придумал!» ), то ли приветливая атмосфера классе - не знаю, что вдохновило меня, не знаю, какие скрытые силы пробудились во мне, но у меня в голове зазвучала музыка. Так появился мой первый опус сочинений.

На экзамене, к которому я с такими лекциями почти не готовилась, я получила пять, как и почти весь наш класс. Но вместе с этой пятеркой по гармонии я получила пример педагога, на которого я буду равняться, если когда-либо мне доведется преподавать. И закончить свой рассказ хочу тем, что каждый раз, заглядывая в расписание на новый семестр, я не перестаю надеяться, что увижу там фамилию Захарбековой.

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019