Экспозиция Мемориального музея-квартиры Ел. Ф. Гнесиной

Спальня

Спальня Елены Фабиановны Гнесиной, также полностью сохранившая свою обстановку по состоянию на 1967 год, оформлена в старых традициях: почти со всех сторон (кроме стены над большим диваном – «оттоманкой», на котором спала хозяйка) – зеркала; в спальне размещены только портреты родных – членов большой семьи Гнесиных. Ее обстановка очень ярко характеризует быт, сохранивший уже во второй половине ХХ века черты старого времени.

 Рядом с диваном – маленькая тумбочка красного дерева с мраморной крышкой-столиком. На ней стоит старинная железная лампа, а также приемник – «радиоточка». Над тумбочкой – настенные часы XIX века, которые появились в доме родителей Гнесиных в Ростове еще в середине позапрошлого столетия. По свидетельству Ел. Ф. Гнесиной, все ее братья и сестры, как и она сама, родились под этими часами. Диван – «оттоманка» Елены Фабиановны обит тканью начала ХХ века в стиле «модерн». Телефон и записная книжка – атрибуты жизни Гнесиной, с которыми она не расставалась. Поэтому они находятся на диване, рядом с соломенным креслом. На полу перед креслом – скамеечка для ног. Около дивана – большой платяной шкаф, а рядом – самый старый из шкафов (да и всей мебели), находящихся в музее. Это – горка для посуды, украшенная резьбой, также привезенная Гнесиными из Ростова. Она наполнена той посудой, которой пользовались обитатели дома – здесь есть немало русских, английских, немецких фарфоровых изделий. На верхней полке среди тарелок стоит метроном – необходимый атрибут жизни музыканта, а на шкафу – электросамовар позднего времени. Рядом с большим креслом весьма своеобразной формы (изделие, скорее всего, дореволюционного времени) находится трельяж с туалетным столиком. На трельяже стоят туалетные принадлежности – хрустальные флаконы, вазочки, пудреница, ручное зеркальце, а также белый слоник с качающейся головой. Под трельяжем – особого «турецкого» типа мягкий пуф.

 В центре спальни расположен круглый стол, который, однако, раздвигается и может превращаться в овальный. За ним нередко обедало немало гостей, ведь в последние годы жизни Елены Фабиановны спальня использовалась и как столовая. Зеркальный шифоньер стоит в углу комнаты около дивана с высокой спинкой. Этот диван украшен изделиями самих сестер Гнесиных, любивших вышивать крестом и гладью. Это подушки-думочки, а также кружевная накидка для спинки. На столе лежит скатерть, также вышитая сестрами Гнесиными.

Над диваном на стене – уникальное зеркало. Оно было подарено в 1901 году Московским университетом на свадьбу Евгении Фабиановне Савиной-Гнесиной и Александру Николаевичу Савину (в то время – приват-доценту, а затем профессору университета). Деревянный дракон (модный для модерна мотив «китайского») держит само зеркало, а сверху, очевидно по заказу (для свадьбы!), закреплена деревянная фигурка амура.

Вся стена над этим диваном завешена изображениями семьи Гнесиных – уникальной семьи музыкантов. С правой стороны – большая фотография отца Гнесиных (ок. 1890 года), Фабиана Осиповича (1837–1891). Он долгие годы был общественным раввином иудейской общины в Ростове-на-Дону, где заслужил большое уважение многих жителей города. Широко образованный человек, он учился в городе Вильно, где и женился на Белле Исаевне Флотзингер (1838–1911) – будущей матери девяти сестер и братьев Гнесиных. Ее изображение – единственная литография среди других портретов (она датирована 1859 годом, когда фотография еще не получила широкого распространения). Семья матери Гнесиных была очень музыкальной: ее отец был народным музыкантом в Вильно, три сестры получили профессиональное образование в консерватории. Белла Исаевна тоже была талантливой певицей (училась, как и ее сестры, у знаменитого композитора С. Монюшко), но рождение и воспитание девяти детей не дало ей возможности продолжить карьеру. Однако именно она приобщила всех своих детей к музыке, и от нее они унаследовали музыкальные способности. Левее – фотография Татьяны Васильевны Фигуровской (1851–1921), воспитывавшей сестер Гнесиных в Москве, крестной Евгении Гнесиной. Преподаватель иностранных языков в гимназии, она оказала большое влияние на формирование сестер, которые с детских лет жили в Москве у нее в доме на Поварской улице и на ее попечении. Т. В. Фигуровская была «второй матерью» для Гнесиных, хозяйкой их дома, принимавшей всех многочисленных его гостей, и до конца жила с ними вместе.

На этой же стене много фотографий сестер Гнесиных. На снимке 1901–1902 годов в круглой металлической, инкрустированной рамке (слева от подаренного им на свадьбу зеркала) – старшая, Евгения Фабиановна, и ее муж, А. Н. Савин (1873–1923). Крупный историк, специалист по истории Англии XVII века, он был автором многих значительных трудов, остающихся актуальными по сей день. Рядом с фотографией супругов – репродукция портрета Савина работы Е. И. Каменцевой. C правого края стены – небольшое фото, где еще юная Елена Гнесина стоит справа у березки. С левого края стены симметрично расположен аналогичный снимок её сестры Елизаветы у той же березки, но слева (сделан в конце 1890-х годов). На фотографии в левом ряду – Елена Гнесина в концертном платье (около 1906 года). В начале 1920-х годов, из-за усилившихся трудностей для существования возглавляемых ею учебных заведений, она была вынуждена прекратить выступления, посвятив себя педагогической и административной работе, а также стала постоянно заниматься композицией. На фотографии в профиль – средняя сестра, Мария Фабиановна в 1900-е годы. Над диваном-оттоманкой висят созданные ею аппликации, сделанные с безусловным талантом: «Царица ночи Клеопатра», «Цветы», две аппликации на античные сюжеты, увиденные, вероятно, на чернофигурных греческих вазах. Подбор цветов и тонкость работы говорит о незаурядном даровании их автора.

Так сложилось, что скрипачка Елизавета Гнесина-Витачек была единственной из сестер, имевшей собственных детей. В левой части стены несколько снимков, где изображены она и ее семья. Кроме упомянутого выше у березки, это – фотопортрет 1920-х годов, фотография того же времени с мужем Евгением (Генрихом) Францевичем Витачеком (1880–1946) и сыном Фабием Евгеньевичем Витачеком (1910–1983). Под ней – Елизавета Фабиановна с сыном Фабием уже в 1940-е годы. Е. Ф. Витачек был знаменитым скрипичным мастером, по праву считавшимся лучшим в СССР, основателем и первым хранителем-реставратором Государственной коллекции старинных музыкальных инструментов (мастерская смычковых инструментов при Московской консерватории носит его имя). А Ф. Е. Витачек оказался единственным музыкантом в следующем поколении семьи Гнесиных: он был необыкновенно талантливым композитором, пианистом, профессором Института им. Гнесиных. Рядом, в овальной рамке, – портрет старшего сына Елизаветы Фабиановны (от первого брака) Шурика Вивьена, одаренного ребенка, умершего от дифтерита в восьмилетнем возрасте в 1911 году. Это было страшным потрясением и для семьи, и лично для Елены Фабиановны, очень любившей своего племянника и крестника. В нижнем ряду справа и слева от зеркала расположены фотографии младших членов семьи – сестры Ольги (начала 1910-х годов) и братьев Михаила и Григория (около 1890 года).

Над аппликациями работы М. Ф. Гнесиной висит большой красочный натюрморт работы В. Апфельбаума, на котором красная мякоть арбуза сочетается с темной синевой слив, а желто-красные яблоки и груши соседствуют с зеленоватым и лиловым оттенками виноградных кистей. Он явно выдает связь художника с его учителем – А. В. Куприным и другими представителями «Бубнового валета».

1/1

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2020