"Встреча" с Бетховеном

 

10 ноября 2018 года 

Встреча наша получилась удивительной. 

Все началось с громоподобных аккордов "Эгмонта", симфонической увертюры в переложении для двух роялей (играли Андрей Гапонов и Анна Авдеева).

Потом под гитару мы, представляя себя савоярами, маленькими странниками по городам Европы с ручными зверьками за пазухой, пели про Сурка.

"Из края в край вперед иду, сурок всегда со мною..." 

Потом звучала знаменитая "Патетическая" соната для фортепиано. Ученик ДШИ им. Асафьева Саша Логоткин, который сыграл вторую, медленную часть, разучил ее самостоятельно, по собсвенному желанию. Но удивительным оказалось то, что Андрей Гапонов, сегодня - директор Мемориального музея-квартиры Ел.Ф, Гнесиной, который играл стремительную Первую часть, когда-то, будучи еще студентом училища, тоже разобрал и выучил ее сам, хотя педагог его выбор не одобрял. Ведь точно также все, кто занимается музыкой, мечтают разучить "К Элизе", тайно от преподавателя, который вечно против, которому эта музыка уже набила оскомину, разбирают ноты помимо программы, чтобы потом где-нибудь среди сверстников в школе подойти к фортепиано и "блеснуть"!

Как можно догодаться по предваряющей надписи в нотах, однажды Бетховен потерял монетку (а именно - грош), и так разозлился, вышел из себя из-за этого, что... сел за рояль да и написал рондо! 

Что это такое, рондо? Название? Танец? Вот мы и разобрались, что это такая музыкальная форма, очень несложная, которую в два счета можем изобразить и мы сами.

Рефреном, то есть музыкой, которая повторяется снова и снова, стало соло на глокеншпиле на Бетховенскую мелодию, эпизодами же стали импровизации ребят на различных детских музыкальных инструментах: каждый мог "рассказать, о чем он молчит" - в своей собственной музыке поведать что-то о себе. После - слушали запись

рондо-каприччио "Ярость по поводу утраченного гроша" в исполнении Иосифа Гофмана, который, как кажется, играет это рондо "яростней" всех!

Нельзя говорить о Бетховене, и умолчать о трагедии всей его жизни - глухоте. 30-летний молодой человек, композитор, приехавший покорить Вену и весь мир, понимает, что то чувство, которое должно было отличать его среди других - его слух - покидает его. Он на пороге самоубийства, он в отчаянии. Свидетельством этого тяжелейшего, переломного периода в жизни композитора становится Гейлигенштадское завещание - документ, которые он создал в те страшные для себя месяцы, когда отправился в пригород Вены "подлечиться", и понял, что лечение не действует, а потом спрятал листок от всего мира. Завещание это было обнаружено лишь после смерти композитора в  ящике его платяного шкафа.

Мы озвучили фрагменты этой тайной душевной исповеди Бетховена, сопроводив чтение знаменитой "Лунной" сонатой, написанной незадолго до Гейлигенштадта, и посвященной девушке, которая так никогда и не стала женой . Семейное счастье, о котором так мечтал композитор, ему было не суждено на этом свете.

Кризис привел к невероятным творческим результатам: может, не будь его, бетховенская музыка не обрела бы этой своей философской глубины? Что было бы, если бы композитор сам не прошел бы этот путь "от мрака к свету"?

 

И вот появляются один за другим шедевры бетховенского гения, невероятные для своего времени произведения. Среди них - "Героическая" симфония. Премьера ее первого исполнения во дворце князя Лобковица в 1804 году практически с источниковедческой точностью (за исключением некоторых художественных вольностей) была воссоздана в фильме BBC "Eroica". Его-то кусочек мы и смотрели: как раз тот момент, когда Бетховен заставляет ошарашенных непривычной музыкой иснтрументалистов играть сначала.  

Еще одно видео - фрагмент диснеевского мультфильма "Фантазия", где мультипликатор действительно "фантазировал" на темы знаменитых классических произведений. И вот во время бетховенских "радостных чувств по поводу прибытия в деревню", то есть первой части из его Пасторальной симфонии на розово-голубом экране резвились мифологические фавны, единороги и пегасы.

После этого прозвучал еще один ансамбль двух фортепиано - переложение второй части Пятого концерта для фортепиано с оркестром, неподражаемая по красоте музыка, которую представили Нора Потемкина и Андрей Гапонов.   

Настоящим подарком и украшением вечера стала необычная по музыке, потрясающая по энергетике и являющая собой пример позднего стиля Бетховена Четвертая соната для виолончели и фортепиано ор. 102. Ее сыграли Николай Егоров и Андрей Гапонов.

Что же стало финалом? Конечно, венец мировой мажорной музыки, пример абсолютного торжества Бетховенского духа, ставший символом единения и братства на всей земле на долгие годы - "Ода к радости" из финала Девятой симфонии.

Простота мотива и гармоний, гимнический характер позволил с легкостью создать партитуру из детских инструментов: ксилофонов, мелодики, барабанов, бубенчиков и ручных тарелочек. Те, кто не играл, пели:  

Текст Шиллера в переводе Леонида Зуборева

В финале мы по уже сложившейся традиции баловали наших гостей настоящим венским штруделем, который, возможно когда-то ел и Бетховен в одном из кафе в столице Австро-Венгрии.

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019