Рашель Исаевна
Барановская (Кушнир)
(13.12.1918 - 1997)

Музыковед, пианистка, заслуженный работник культуры РСФСР Рашель Исаевна Барановская (Кушнер) была яркой Личностью, незабываемой для всех, кто хотя бы однажды соприкоснулся с ней и ее блистательным талантом – будь то ее лекции-концерты в филармонии, уроки музыкальной литературы, собственные клавирабенды или… знаменитые гнесинские капустники.

Б. родилась в Одессе. Ее любовь к музыке, вероятно, перешла к ней от мамы, пианистки и педагога, окончившей Одесскую консерваторию. Сюда же в 1935 году на фортепианный факультет к профессору Б. М. Рейнгбальд поступает и Б.

В 1940 году, переехав в Москву, она становится студенткой отделения музыковедения Московской консерватории, который заканчивает по классу профессора В. Э. Фермана в 1946 году, и далее продолжает работать там же ассистентом кафедры истории музыки. С 1950 году и до самого конца жизни педагогическая деятельность Б. была связана с Гнесинским училищем, где 25 лет она возглавляла отдел музыкальной литературы.

Блистательная одаренность Б. как пианистки сочеталась с ее не менее блистательным умением говорить о музыке. В течение многих лет она, являясь лектором Московской филармонии, вела увлекательные, зажигающие слушателей, лекции-концерты, открывала ярким вступительным словом спектакли, выступала с сольными концертами, в программе которых были произведения самых разных композиторов и стилей. Б. обладала поразительной природной беглостью, ей не нужно было заниматься часами, и фортепианная фактура любой сложности всегда была у нее «в пальцах». Я хорошо помню сольный концерт Б., приуроченный к 100-летию Училища имени Гнесиных. Он проходил под девизом  «Метнер, Скрябин, Рахманинов – великие современники Гнесиных». Б. исполнила сложнейшие сочинения, такие как Сонаты Скрябина №3 и №4, Этюды-картины ор.39 Рахманинова, Соната-воспоминание Метнера.

Будучи требовательным педагогом, Б. не давила на студентов. В ее живом рассказе, направленном на пробуждение их инициативы и творческого воображения, постоянным рефреном была музыка. Б., как правило, сидела у рояля, который ей был необходим как воздух, и любая мысль всегда подкреплялась его звучанием. Музыкой были овеяны все уроки, и  Б. удивительно ярко, с поразительной точностью слов, соответствующих  характеру произведения, ее преподносила. Б., воспитавшая не одно поколение музыкантов, была наставником молодых педагогов, начинающих свою педагогическую деятельность на отделе музыкальной литературы в училище после окончания консерватории или института. Ее сын Александр Кушнер – также музыковед, выпускник ГМПИ им. Гнесиных – был одним из них.

Б. была автором многочисленных печатных работ, среди которых главы учебников по музыкальной литературе для училищ, посвященные творчеству А. Н. Серова, Р. М. Глиэра, Б. Сметаны, Д. Гершвина, программа по зарубежной музыкальной литературе и книга «Александр Холминов», созданные совместно с замечательным педагогом ГМПИ имени Гнесиных Б.С.Иониным, и многое другое.

Неиссякаемая жизнерадостность и молодость души Б., ее умение  петь и танцевать, выдумать забавное и смешное позволили ей быть незаменимой участницей, а порой и зачинщицей (чаще всего вместе с В. К. Фрадкиным) капустников, которые в течение многих лет приносили огромную радость и студентам, и педагогам. Б. помнила множество стихов, и сама, экспромтом, могла написать поэтический опус.

Вообще, всегда казалось, что Б. не может предаваться грустным мыслям, а, тем не менее, далеко не все просто было в ее жизни. Это была и потеря близких ей людей, болезнь родных, да и собственное заболевание ног, которое предельно затрудняло ее передвижение в конце жизни. Но не в характере Б. было сдаваться. Она заставляла себя ходить в бассейн, старалась всегда быть «в форме» и с огромным напряжением, но все же добиралась до училища. Работала Б. почти до последнего дня, не теряя бодрости духа, стойкости и мужества.

Вспоминая Б., не могу не написать об одном эпизоде нашего с ней общения уже в последний год ее работы в училище. Однажды, выйдя из класса в коридор, я увидела, как Б., с трудом держась за стену, идет мимо моего класса, где в тот момент звучала кода 2-го концерта Рахманинова. Музыка остановила Б., и она сказала: «Ирочка, ты знаешь, когда я слышу Рахманинова, мне хочется – жить!» Вот так, просто, Б. выразила действительно поразительное свойство музыки композитора. Выражение «радости бытия» (слова И. А. Бунина) в музыке Рахманинова было так близко Б., ценившей каждый миг жизни и желающей этим редким свойством одарить своих учеников и коллег.

Рашель Исаевна Барановская навсегда останется в памяти всех кто ее знал с ее светящимися молодостью глазами, неистребимой силой жизни и беззаветной преданностью музыке.

Автор очерка – И. А. Писаревская.

© Мемориальный музей-квартира Ел. Ф. Гнесиной, 2016-2019